Поздняя геморрагическая болезнь новорожденного (клинический разбор)

image

Время кровотечения по Дуке — это простой, но очень важный метод диагностики. Он позволяет определить, насколько быстро у пациента происходит остановка капиллярного кровотечения. Эта скорость прямо зависит от целостности кровеносных сосудов, биохимических показателей крови и общего гомеостаза. Метод был разработан в 20-м веке ученым и медиком Вильямом Дьюком (Дюком) и до сих пор применяется для диагностики заболеваний сосудистой системы.

Для исследования необходимо сделать прокол кожи, чтобы выступила кровь. Ранее его делали на мочке уха, но сейчас допускается прокол кожи в области подушечки безымянного пальца. Для процедуры понадобится игла Франка. Она имеет особую конструкцию, поэтому с ее помощью невозможно повредить ткани более, чем на 4 мм в глубину. В ее конструкции выделяют корпус и небольшой курок. Прокол выполняется путем нажима на курок — пружина выпрямляется, и игла попадает в кожу.

Оценка длительности кровотечения по Дуке проводится по следующему алгоритму:

  1. сделать прокол кожи в области подушечки пальца либо мочки уха;
  2. засечь время, когда появится первая капля крови;
  3. каждые 10—15 секунд удалять жидкость фильтрационной бумагой, но аккуратно;
  4. зафиксировать время, когда бумага останется окончательно чистой, без следов крови.

СПРАВКА! Время кровотечения по Дуке в норме — от 2 до 4 минут. Если результат значительно отличается, стоит провести исследование заново и проверить, не было ли ошибки в ходе процедуры.

Длительность кровотечения по Дуке — одна из самых простых методик, но ее результаты могут стать поводом для более детального обследования. Для процедуры не понадобится специального дорогостоящего оборудования и сложные навыки. Ее назначают на начальных этапах общего обследования при подозрении на различные заболевания, а также в ходе плановой диагностики.

Показаниями к проведению исследования могут быть:

Также почитать:imageВремя кровотечения и его норма

  • варикозное расширение вен;
  • обследование перед плановым хирургическим вмешательством;
  • склонность к образованию тромбов;
  • хронические заболевания печени;
  • аутоиммунные патологии;
  • склонность к появлению гематом — это указывает на слабость кровеносных сосудов;
  • общее обследование во время планирования беременности.

Основная цель определения времени кровотечения по Дуке — это оценить активность тромбоцитов. В норме они активизируются сразу же, как только происходит нарушение целостности стенки сосуда. Они закупоривают поврежденный участок, чтобы жидкость не выходила за пределы кровеносного русла. Этот процесс называется образованием белого тромба. Любые нарушения как в сторону увеличения, так и в сторону снижения скорости формирования тромба могут быть следствием опасных заболеваний.

Для анализа понадобится специальная игла, которая контролирует глубину прокола тканей

Длительность капиллярного кровотечения в норме составляет от 1 до 4 минут. За это время у здорового человека происходит спазм поврежденного сосуда, а также активируются тромбоциты. Благодаря этим процессам, участок сосудистой стенки в области прокола закрывается тромбом, который удерживает жидкость в просвете капилляра. Расшифровка показателей проводится на месте, а результат оценивается уже врачом.

Проба Дюка чаще проводится в комплексе с другими анализами. Так, не менее важно оценить скорость свертывания крови, провести подсчет количества тромбоцитов и определить их процентное соотношение с другими форменными элементами. Также существуют специфические тесты, благодаря которым можно оценить степень агрегации тромбоцитов с коллагеном и адреналином.

ВАЖНО! Чтобы оценить правильность результата, можно немного надавить на область прокола уже после полной остановки кровотечения. В норме допускается его незначительное возобновление, но кровь быстро останавливается.

В процессах остановки кровотечения участвуют одновременно несколько систем. Основное значение имеют тромбоциты — белые кровяные тельца. Именно они обладают высокой способностью к адгезии (склеиванию), что лежит в основе процессов образования тромбов. Этот механизм имеет жизненно важное значение: если клетки лишаются способности к тромбообразованию, даже незначительное повреждение сосудов приводит к потере больших объемов жидкости.

Уменьшение длительности кровотечения по Дьюку может говорить о повышенной активности тромбоцитов и увеличенной вязкости крови. У таких пациентов повышена опасность формирования тромбов, поэтому они нуждаются в периодическом обследовании и приеме препаратов для разжижения крови. Однако чаще такой результат проявляется в результате ошибки при проведении анализа и недостаточной глубине прокола.

Для исследования понадобится только игла и фильтровальная бумага, поэтому проба по Дуке остается одним из популярных анализов

Более важное диагностическое значение имеет увеличение показателей, если кровь не останавливается более 5 минут. Такой результат является показанием к дальнейшей диагностике и может говорить о ряде опасных патологий, среди которых:

  • болезнь Верльгофа (пурпура, тромбоцитопеническая болезнь) — аутоиммунное заболевание, связанное с ускоренным разрушением тромбоцитов и тромбоцитопенией, которое лежит в основе геморрагического синдрома;
  • цинга (скорбут) — заболевание, которое развивается при дефиците витамина С и проявляется слабостью кровеносных сосудов (витамин влияет на скорость образования коллагена, который входит в состав сосудистых стенок);
  • отравление различными веществами, в том числе фосфором, — этот элемент содержится в виде неорганических соединений в составе удобрений для растений;
  • геморрагический диатез (геморрагический синдром) — комплекс заболеваний, при которых нарушается работа систем свертывания крови и наблюдается повышенная склонность к кровотечениям;
  • лейкоз (лейкемия, белокровие) — злокачественное заболевание, которое распространяется на органы кроветворения, и в сосудах появляется повышенное количество незрелых форм клеток, неспособных выполнять свои функции;
  • цирроз печени, который сочетается со спленомегалией (увеличением селезенки) — синдром, который также проявляется со снижением функции кроветворения;
  • кровотечения, осложненные недостатком фибрина в крови;
  • прием препаратов, которые снижают вязкость крови (аскорбиновой кислоты);
  • врожденные заболевания сосудов, при которых ухудшается их способность сокращаться в ответ на повреждения;
  • ДВС-синдром — патология, которая характеризуется усиленным образованием тромбов в просвете сосудов в сочетании со снижением свертываемости крови.

Проба Дьюка, несмотря на ее простоту, остается одним из важных методов диагностики заболеваний системы крови. Ее результаты не смогут дать оснований для постановки точного диагноза, но определят необходимость дальнейшего обследования. Этот анализ выбирают благодаря его скорости и дешевизне, а также за высокую точность показаний.

Видео по теме:

Похожие статьи Способы остановки кровотечения Как остановить кровь из носа? Почему бывает высокий средний объем тромбоцитов?

Беседа с академиком А.Д. Макацария, крупнейшим специалистом в области клинической гемостазиологии

Сегодня известно, что при COVID-19, в первую очередь, страдает свертывающая система крови. Вот почему у всех умерших от осложнений новой коронавирусной инфекции находят большое количество тромбов. Как это объяснить? Почему это заметили не сразу? Каким образом и почему это происходит? Можно ли предотвратить развитие такого осложнения? Об этом – наш разговор с А.Д. Макацария, академиком РАН, одним из крупнейших в мире специалистов по изучению нарушений свертываемости крови, создателем Школы клинической гемостазиологии, заведующим кафедрой Сеченовского университета. Александр Давидович и его ученики активно сотрудничают с университетом Сорбонны, Венским, Римским, Миланским и Тель-Авивским университетами, Технион в Хайфе. Под его руководителем защищено 150 кандидатских и докторских диссертаций. Автор более 1200 научных трудов, в том числе 40 монографий.

– Александр Давидович, в последнее время во всем мире появляется всё больше сообщений о том, что при COVID-19 страдает свертывающая система крови. Так ли это, и если да, то чем вы объясняете этот феномен?

Безусловно, это так. Более того, хочу сказать, что практически нет такой инфекции (вирусной или, тем более, бактериальной), которая бы не влияла на свертывание крови. Доказательство тому – учение о сепсисе и септическом шоке как универсальной модели ДВС-синдрома – синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови. Степень тяжести тромботических нарушений зависит от особенностей возбудителя и организма-хозяина (иммунная система, система гемостаза, наличие сопутствующих заболеваний и т.д.).

– Но ведь не у всех пациентов развивается сепсис и септический шок?

– Конечно, не у всех. Поэтому очень актуальным и далеко не изученным в настоящее время является механизм патогенеза осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией. Во многом это обусловлено особенностями вируса, а также особенностями организма человека, начиная от количества и качества рецепторов, представленных у человека и их способностью связываться с этим вирусом. Безусловно, на исходы заболевания огромное влияние оказывает коморбидность, то есть наличие сопутствующих хронических заболеваний у пациента.

Почему, по вашему мнению, эта особенность течения болезни проявилась не сразу?

– Я считаю, что все это проявилось сразу, но не было адекватно оценено врачами изначально: еще не было такого количества вскрытий и широкого тестирования на гемостазиологические маркеры. Надо сказать, мы занимаемся изучением этой проблемы довольно давно, практически с самого начала эпидемии. Еще в самом начале апреля мы опубликовали работу, основанную на первых наблюдениях наших китайских коллег. Работа называлась «COVID-19 и синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови». Она имела чрезвычайно широкий резонанс, поскольку уже тогда врачи начали понимать роль свертывающей системы крови в инфекционном процессе.

Каков механизм тромбообразования при covid-19 и отличается ли он от этого процесса при других патологиях?

– Это очень непростой вопрос. На сегодняшний день однозначно можно утверждать – при этом вирусе с самого начала имеет место активация гемостаза, внутрисосудистое свертывание крови и тромбообразование в сосудах мелкого калибра жизненно важных органов. При этом повреждаются не только легкие, а блокада микроциркуляции и ее необратимый характер определяют исход заболевания. Позднее начало антикоагулянтной терапии является неблагоприятным фактором. Причем этот процесс внутрисосудистого свертывания в капиллярах легкого играет важную роль в развитии острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), о котором все говорят. Но далеко не все с самого начала уловили связь между внутрисосудистым свертыванием крови и ОРДС.

В западной литературе даже появился термин «легочная интраваскулярная коагуляция». Практически во всех случаях имеет место активация системного воспалительного ответа. Это общебиологическая реакция, которая особенно проявляется в ответ на инфекцию, вирусные возбудители. Международные организации признали, что коронавирусная инфекция – это сепсис.

С другой стороны, международная организация по тромбозу и гемостазу в абсолютном числе случаев признала наличие ДВС-синдрома у тяжелых больных с COVID-19 . Сочетание сепсиса и коагулопатии – это септический шок. Еще китайские коллеги указывали, что в 92% случаев больные умирают от септического шока. Конечно, нельзя отрицать, что наряду с вирусом причиной септического шока может быть присоединение вторичной бактериальной инфекции. У больных COVID-19 и нарушениями в системе гемостаза, как правило, имеет место гиперферритинемия, которая возникает при критических состояниях как реактант острой фазы воспаления и характеризуется цитокиновым штормом вследствие гиперактивации макрофагов и моноцитов. Вследствие этого вырабатывается большое количество ферритина – сложного белкового комплекса, выполняющего роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. В данном случае это всегда белок острой фазы, маркер тяжелого воспаления, а вовсе не показатель перегрузки железом, как можно подумать на первый взгляд.

Таким образом, цитокиновый и тромботический шторм усугубляют состояние больного и определяют степень тяжести. Но есть и особенности. Возможно, при COVID-19 в первую очередь повреждается фибринолиз – часть системы гемостаза, которая обеспечивает процесс разрушения уже сформированных кровяных сгустков, тем самым, выполняя защитную функцию предотвращения закупорки кровеносных сосудов фибриновыми сгустками. Отсюда синдром фибринирования при меньшей частоте геморрагических осложнений. И отсюда же открывается перспектива применения тромболитиков, о чем сейчас так много говорят и пишут. А впервые предложили такую схему наши американские коллеги.

– А ведь есть немало людей с нарушениями свертываемости крови. Сейчас, во время эпидемии, для них настали трудные времена.

– Это так. В нашей популяции есть люди не только с явными, но и со скрытыми нарушениями гемостаза, предрасполагающими к тромбозам – генетические тромбофилии, антифосфолипидный синдром и ряд других заболеваний, сопровождающихся избыточной активацией системы гемостаза; а также люди с высокой готовностью к супервоспалительному ответу (врожденные факторы и ряд ревматологических и иммунных заболеваний). Им сейчас важно контролировать своё состояние, а врачам не забывать об этом.

И, наконец, COVID-19 – это тромбовоспаление. Это, по сути, вирус-опосредованная модель NET-оза, которая характеризует тесную взаимосвязь таких биологических процессов, как воспаление и тромбообразование. Нейтрофилы и выделяемые ими внеклеточные ловушки нейтрофилов (NET) играют огромную роль в развитии так называемых иммунотромбозов. Это одно из приоритетных научных направлений сегодня , которое мы сейчас вместе с учениками и в том числе зарубежными коллегами также разрабатываем.

Вообще надо сказать, что открытие NET расширило горизонты в понимании биологии нейтрофилов и роли этих клеток в организме. Использование организмом хозяина хроматина в сочетании с внутриклеточными белками в качестве естественного противомикробного агента имеет древнюю историю и меняет наше представление о хроматине как только о носителе генетической информации. Благодаря избыточному и неконтролируемому формированию NET, нейтрофилы могут способствовать развитию патологического венозного и артериального тромбоза, или «иммунотромбоза», а также играют важную роль в процессах атеротромбоза и атеросклероза. Высвобождение NET является, как выяснилось, одной из причин тромбообразования при таких состояниях, как сепсис и рак. Наличие NET при этих заболеваниях и состояниях дает возможность использовать их или отдельные компоненты в качестве потенциальных биомаркеров. NET и их компоненты могут быть привлекательны в качестве терапевтических мишеней. Дальнейшие исследования нейтрофилов и NET необходимы для разработки новых подходов к диагностике и лечению воспалительных и тромботических состояний.

Размышляя о высокой летальности у пациентов, которым пришлось применить ИВЛ, вы констатируете, что мы, возможно, пошли не тем путем. А какой путь может оказаться более верным?

Да, я имел в виду, что при оценке вентиляционно-перфузионных нарушений при COVID-19 превалируют перфузионные нарушения, нарушения микроциркуляции, а это значит, что главная терапевтическая мишень – восстановление нормальной перфузии тканей, то есть противотромботическая терапия, а возможно, даже и фибринолитическая. Механическая вентиляция не может решить вопрос перфузионных нарушений.

– Видите ли вы, что в связи с эпидемией стали более частыми проблемы тромбообразования в акушерско-гинекологической практике?

Случилось так, что во многом и благодаря нашим стараниям (лекциям и публикациям), большинство акушеров сегодня осведомлены о том, что беременность – это состояние так называемой физиологической гиперкоагуляции, и этим пациенткам нередко назначаются антикоагулянты во время беременности. Тем не менее, требуются дальнейшие исследования для вынесения суждения о частоте тромбозов у беременных с COVID-19.

Вообще надо сказать, что большинство осложнений беременности либо обусловлены, либо сочетаются с высоким тромбогенным потенциалом. Генетические факторы свертывания крови, особенно антифосфолипидный синдром, являются факторами риска огромного количества осложнений беременности – это и внутриутробные гибели плода, и неудачи ЭКО, и задержка внутриутробного развития плода, и преждевременная отслойка плаценты, что приводит к тяжелым тромбогеморрагическим осложнениям, это, наконец, тромбозы и тромбоэмболии. Поэтому, конечно, можно ожидать, что в условиях COVID-19 эти осложнения могут представлять собой еще большую опасность. Ведь вирус может быть фактором, активирующим факторы свертываемости крови. Конечно, тут нужны обобщающие исследования, но уже сейчас наши отдельные наблюдения говорят о том, что риск таких осложнений возрастает.

– Являются ли, на ваш взгляд, одним из проявлений этой проблемы случаи тяжелого течения covid-19 в педиатрии (состояния, похожие на синдром Кавасаки)?

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус призвал врачей всех стран обратить особое внимание на сообщения о том, что у некоторых детей, заразившихся коронавирусом, проявляются симптомы, схожие с еще одним заболеванием — синдромом Кавасаки (мультисистемным воспалительным синдромом). Действительно, в сообщениях из Европы и Северной Америки говорилось, что некоторое число детей поступало в отделения интенсивной терапии с мультисистемным воспалительным состоянием, с некоторыми симптомами, похожими на синдром Кавасаки и синдром токсического шока.

Синдром Кавасаки был впервые описан в 1967 году японским педиатром по имени Томисаку Кавасаки. Он обычно поражает детей до пяти лет. При этом синдроме у пациента начинается воспаление кровеносных сосудов (васкулит) и лихорадка. Болезнь Кавасаки имеет четко выраженный набор симптомов, включая постоянно высокую температуру, покраснение глаз и области вокруг рта, сыпь на теле и покраснение и отек ног и рук.

13 мая нынешнего года в авторитетном медицинском издании The Lancet было опубликовано исследование итальянских врачей, которые сообщили, что в провинции Бергамо, одной из наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса, была зафиксирована вспышка синдрома Кавасаки или схожего с ним синдрома.

Важно, что в большинстве случаев дети также имели положительный результат теста на антитела к КОВИД-19, предполагая, что синдром последовал за вирусной инфекцией.

Болезнь Кавасаки имеет тенденцию проявляться в группах генетически похожих детей и может выглядеть немного по-разному в зависимости от генетики, лежащей в основе группы. Это говорит о том, что различные триггеры могут вызывать воспалительную реакцию у детей с определенной генетической предрасположенностью.

Вполне возможно, что атипичная пневмония SARS-COV-2, вызванная вирусом COVID-19, является одним из таких триггеров. Это важный вопрос, требующий пристального изучения.

– Александр Давидович, как вы думаете, почему у всех COVID-19 проявляется по-разному?

Тут очень важна проблема факторов риска. Всё дело в том, что, помимо видимых болезней типа сахарного диабета или гипертонии, существуют болезни невидимые, о которых мы зачастую даже не подозреваем. В последние годы большое распространение получило учение о генетической тромбофилии. Во всем мире это примерно до 20 процентов людей, которые являются носителями той или иной формы генетической тромбофилии. С этим можно жить сто лет, но если возникает инфекция, травма, делается операция – больной может погибнуть от тромбоэмболии, даже если операция выполнена на высочайшем техническом уровне. Причиной тому – скрытая генетическая тромбофилия – мутация, которая делает её носителя подверженным высокому риску тромбообразования.

Одна из форм тромбофилии – так называемая гипергомоцистеинемия, которая может быть как приобретенной так и генетически обусловленной, также может быть важным фактором тромбозов, инфарктов, инсультов. А сейчас есть данные о том, что гипергомоцистеинемия усугубляется и при SARS-CoV2 инфекции. Соответственно, в группу риска входят все те, у кого повышен уровень гомоцистеина в крови , но человек может не знать об этом. Поэтому мы сейчас начали масштабное исследование по выявлению этих групп риска, выделению различных форм тромбофилии у больных с COVID-19. Наша цель – узнать, входят ли эти люди в группы риска по развитию тяжелых осложнений новой коронавирусной инфекции.

Высокая контагиозность вируса и большое количество заболевших поневоле «позволяет» вирусу выявить людей с изначальной явной или скрытой предрасположенностью к тромбозам. Это пациенты не только с генетической тромбофилией или антифосфолипидным синдромом, но и с сахарным диабетом, ожирением, ревматическими болезнями и другими патологическими состояниями, ассоциированными с повышенным свертыванием и/или воспалением.

– Какие методы профилактики и лечения covid-19 вы считаете перспективными?

– Помимо уже названных, это противовирусная терапия, терапия специфическими иммуноглобулинами, противотромботическая терапия и лечение, направленное на снижение воспаления (так называемые антицитокиновые препараты). Многое нам предстоит ещё понять об этом новом для нас заболевании, но постепенно мы движемся в сторону лучшего объяснения многих его механизмов. Вы знаете, я всегда много работал, но, пожалуй, никогда ещё я не был так занят исследовательской и практической работой, как сейчас. Уверен, что она даст свои важные результаты.

Беседу вела Наталия Лескова.

Нарушения свертывания крови у пациентов с COVID-19: рекомендации экспертов

COVID-19 ассоциируется с усилением свертываемости крови. У пациентов с COVID-19 часто повышен уровень Д-димера, высокая концентрация которого является предиктором смерти. Эксперты Международного общества специалистов по тромбозу и гемостазу (ISTH) полагают, что повышение уровня Д-димера в 3-4 раза у пациента с COVID-19 является самостоятельным показанием для госпитализации.

У пациентов с COVID-19 часто диагностируются как очевидные тромботические осложнения с выявлением крупных тромбов (причем не только в венах и легочных артериях, но и в сердце, сосудах головного мозга, почек, печени), так и признаки тромбоза на микроциркуляторном уровне, который прижизненно доказать довольно сложно. Часть исследователей предполагает, что при COVID-19 тромбоз микроциркуляторного русла может лежать в основе поражения многих органов вплоть до полиорганной недостаточности. Так, например, тромбоз сосудов почек может приводить к нарастающей почечной недостаточности, микроциркуляторного русла легких – к уугублению дыхательной недостаточности. Интересно, что при поражении миокарда признаками воспаления и интерстициальным фиброзом вирусных частиц непосредственно в миокарде не обнаруживается. Исследователи предполагают, что повреждение миокарда может развиваться на фоне гипоксии, тромбоза микроциркуляторного русла и системной воспалительной реакции.

Механизм гиперкоагуляции у пациентов с COVID-19, предположительно, связан с выраженной эндотелиальной дисфункцией и индукцией агрегации тромбоцитов (эндотелий несет на себе рецепторы АПФ2 и является мишенью для вируса SARS-COV-2). Также опубликованы отдельные серии работ, в которых у пациентов с COVID-19 и массивным тромбозом выявлено повышение титров антител к фосфолипидам (https://www.nejm.org/doi/full/10.1056/NEJMc2007575), однако подобные транзиторные изменения могут носить неспецифический характер, поскольку часто выявляются при выраженной воспалительной реакции.

Сейчас назначение антикоагулянтов в профилактической дозе у госпитализированных пациентов с тяжелым течением COVID-19 с целью профилактики венозной тромбоэмболии стало практически повсеместной практикой; показано, что такая терапия снижает смертность у пациентов с COVID-19. Не определены четкие показания к назначению антикоагулянтов, до конца не решен вопрос, какие препараты при этом лучше использовать. Теоретически представляется, что нефракционированный гепарин, обладающий собственным противовоспалительным действием, может иметь определенные преимущества. Более того, есть мнение, что он может снижать связывание вирусных частиц с клетками-мишенями. С другой стороны, использование НФГ требует более частого визита медсестры к пациенту (несколько раз в сутки), что подвергает персонал большему риску. Поэтому во многих клиниках в США для профилактики ВТЭО применяют прямые пероральные антикоагулянты.

Тем не менее, на сегодняшний момент экспертные сообщества рекомендуют использовать у тяжелых пациентов с COVID-19 низкомолекулярные гепарины. Так, ISTH рекомендует назначать НМГ в профилактической дозе всем пациентам, госпитализированным в связи с COVID-19, даже если они не находятся в реанимации (противопоказания – активное кровотечение, тромбоцитопения <25 -=”” 1500=”” 8=”” p=””>В последней версии временных рекомендаций Минздрава РФ по лечению пациентов с COVID-19 на этот счет сказано следующее: «Рекомендовано включать в схемы терапии таких пациентов препараты низкомолекулярного гепарина. Критерием назначения препаратов могут быть совокупные изменения в общем анализе крови (тромбоцитопения) и коагулограмме (повышение уровня Д-димера, протромбинового времени) или риск развития коагулопатии, который был стратифицирован по шкале сепсис-индуцированной коагулопатии (СИК)» (https://static-1.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/049/951/original/09042020_%D0%9C%D0%A0_COVID-19_v5.pdf).

У тяжелых пациентов с COVID-19 частота тромботических осложнений остается высокой даже на фоне применения антикоагулянтов в профилактической дозе, поэтому некоторыми экспертами обсуждается возможность назначения антикоагулянтов в полной, лечебной дозе.

Учитывая отсутствие адекватной доказательной базы, тактика в отношении антикоагулянтной терапии у каждого тяжелого пациента с COVID-19 должна быть обсуждена индивидуально с учетом риска тромбозов и кровотечений.

Эксперты рекомендуют контролировать такие показатели, характеризующие свертывание крови, как протромбиновое время, уровень Д-димера, фибриногена, число тромбоцитов.

У пациентов с COVID-19 тяжелого течения достаточно часто развивается тромбоцитопения, однако геморрагические осложнения редки. Лабораторные признаки гипокоагуляции без кровотечения не требуют какой-либо коррекции.

Если у пациентов развивается большое кровотечение, эмпирически следует использовать свежезамороженную плазму (СЗП), по показаниям – эрмассу, далее тактика зависит от лабораторных показателей:

– при МНО>1,5 или увеличении АЧТВ более, чем в 1,5 раза – использовать СЗП

– если фибриноген менее 1,5 г/л – криопреципитат или концентрат фибриногена

– если тромбоциты менее 50 тыс/мкл – трансфузия тромбомассы

– при отсутствии признаков ДВС может быть использована также транексамовая кислота, – не следует использовать препараты рекомбинантного фактора VIIa.

По материалам:

  1. ACC/Chinese Cardiovascular Association COVID-19 Webinar 1. https://www.youtube.com/
  2. Thachil J et al. ISTH interim guidance on recognition and management of coagulopathy in COVID-19. published: 25 March 25, 2020 (ссылка)
  3. Hunt B et al. Practical guidance for the prevention of thrombosis and management of coagulopathy and disseminated intravascular coagulation of patients infected with COVID-19. March 25, 2020. Published on 

Текст: Шахматова О.О.

Скрыть спецпредложения Показать спецпредложения

  • image Меняем старый гипс на новый! image Скидки для друзей из социальных сетей! image Для жителей районов Савеловский, Беговой, Аэропорт, Хорошевский image 1

    Помощь при кровотечении. Виды кровотечений

    image

    2

    Помощь при кровотечении. Виды кровотечений

    image

    3

    Помощь при кровотечении. Виды кровотечений

    Виды кровотечений

    Вид кровотечения зависит от того, какой сосуд пострадал, в каком участке тела он локализован, какова интенсивность кровопотери.

    Классификация по виду повреждения кровеносных сосудов:

    • капиллярное кровотечение;
    • венозное;
    • внутреннее (паренхиматозное);
    • артериальное;
    • смешанное кровотечение.

    Классификация по причине, вызвавшей кровотечение:

    • патологическое кровотечение;
    • травматическое.

    Классификация по месту возникновения кровопотери:

    • внешнее;
    • внутреннее.

    Классификация по объему кровопотери:

    В среднем в организме взрослого человека циркулирует около 5 литров крови. В зависимости от объема вылившейся жидкости врачи выделяют следующие степени кровопотери:

    • легкая степень (меньше 0,5 литров);
    • средняя (меньше 1 литра);
    • тяжелая (около 1,5 литров);
    • массивная (около 2,5 литров);
    • смертельная (около 3 литров), т.е. больше половины всего объема крови;
    • абсолютно смертельная (больше 3,5 литров), т.е. выше 60%.

    Первая помощь при кровотечении – это система лечебных и профилактических мер, которые необходимо принять при повреждении кровеносных сосудов (артерий, капилляров и вен) до появления квалифицированной медицинской помощи. Для каждого вида кровотечения существуют свои особенности в оказании помощи.

    Общие правила первой помощи при кровотечении

    Если пострадавший потерял значительную часть крови, постарайтесь уложить его и приподнять ему ноги.

    Нельзя прикасаться руками к ране и удалять из нее осколки стекла.

    При попадании в рану песка и ржавчины, не стоит промывать повреждение, так как это усилит кровотечение.

    При загрязнении раны нужно осторожно удалить грязь в направлении от раны, затем антисептиком обработать очищенные края.

    При обрабатывании краев раны раствором йода не допускается попадание антисептика внутрь раны.

    В зависимости от вида кровопотери постарайтесь остановить кровь с помощью жгута, закрутки или пережатия поврежденного сосуда.

    Первая помощь при капиллярном кровотечении

    Кровотечение из капилляров не сопровождается большой кровопотерей и сравнительно быстро останавливается. Признак повреждения капилляров – появление на ране несильной струйки крови.

    В первую помощь при данном кровотечении входит обработка спиртовым антисептиком (йодом) краев раны, на которую накладывают асептическую марлевую повязку. Обратите внимание, чтобы повязка не была тугой. Обычно при капиллярном кровотечении нет необходимости обращаться в больницу, исключение составляют ситуации, когда повреждения обширны.

    image

    1

    Первая помощь при кровотечении

    image

    2

    Первая помощь при кровотечении

    3

    Первая помощь при кровотечении

    Первая помощь при венозном кровотечении

    Признак венозного кровотечения – быстро вытекающая темная кровь. Течение ее равномерно, без фонтанирования и пульсации.

    При венозном кровотечении могут появиться кровяные сгустки, удалять их нельзя, так как в этом случае потеря крови может усилиться.

    Для остановки кровотечения нужно наложить на рану давящую асептическую повязку. При продолжении кровопотери необходимо провести наложение жгута ниже поврежденного места. Чтобы меньше травмировать мягкие ткани и кожу, на них (под жгут) кладут мягкую прокладку. Необходимо сделать записку с указанием времени наложения жгута. Максимальное время ношения жгута – 2 часа в теплое время и 1 час при минусовой температуре. Дольше этого времени жгут держать нельзя, иначе начнется отмирание обескровленных тканей. При отсутствии жгута можно сделать закрутки из подручных средств: бинт, пояс, полотенце, кусок ткани с применением ручки и короткой палки. Временные рамки закруток такие же. Без назначения врача старайтесь ни использовать никакие кровоостанавливающие препараты.

    Первая помощь при артериальном кровотечении

    Артериальное кровотечение является одним из самых опасных. Главный признак повреждения артерии – кровь ярко-алого цвета, вытекающая пульсирующей струей и с большой скоростью. В случае повреждения крупных артерий кровь начинает бить прерывисто, фонтаном.

    Первая помощь при данном кровотечении заключается в наложении кровоостанавливающего жгута выше уровня раны. Также можно применять закрутку. Временные ограничения – те же.

    При отсутствии жгута или закрутки можно остановить кровотечение, прижав пальцем артерию выше поврежденного участка, т.е. в точке пульсации.

    В случае возникновения кровотечения из плечевой, локтевой, бедренной или подколенной артерии можно зафиксировать максимально согнутую руку или ногу в приподнятом положении.

    Первая помощь при внутреннем кровотечении

    Внутреннее кровотечение очень опасно, так как его невозможно заметить визуально. Чаще всего встречается при повреждении внутренних органов. Предположить, что у человека открылось внутреннее кровотечение (кровотечение в брюшную полость, легочное или маточное) можно по следующим симптомам: головокружение или обморок, бледная кожа, слабый и частый пульс, поверхностное дыхание, холодный пот.

    Помощь при данном кровотечении следующая: пострадавшему нужно обеспечить покой в положении полусидя. К предполагаемому месту повреждения сосудов приложить лед или компресс, срочно доставить больного в медицинское учреждение.

    В клинике «МедикСити» каждый день с 9.00 до 21.00 работает травмпункт. Опытные врачи-хирурги и травматологи окажут вам квалифицированную медицинскую помощь при любых видах кровотечения.

    Комплексная диагностика с применением современной аппаратуры (МРТ, рентген, УЗИ) поможет выявить истинную причину кровопотери, что позволит выбрать правильную тактику лечения. При необходимости вы можете посетить других специалистов нашей клиники: гастроэнтерологов, кардиологов, гинекологов и т.д.

    Мы с вами рядом каждый день и всегда готовы оказать необходимую помощь!

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовила
Витужкова Елена Олеговна
Врач терапевт высшей категории
Написано статей
164
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий